Кряшенская Духовная Миссия
Миссионерская деятельность Русской православной церкви в отношении мусульман Среднего Поволжья в XIX - начале ХХ вв. (1800–1917 гг.)

Миссионерская деятельность Русской православной церкви в отношении мусульман Среднего Поволжья в XIX - начале ХХ вв. (1800–1917 гг.)

Миссионерская деятельность Русской православной церкви в отношении мусульман Среднего Поволжья в XIX - начале ХХ вв. (1800–1917 гг.)

На правах рукописи

Исхаков Радик Равильевич

МИССИОНЕРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РУССКОЙ
ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В ОТНОШЕНИИ
МУСУЛЬМАН СРЕДНЕГО ПОВОЛЖЬЯ
В XIX – НАЧАЛЕ ХХ вв. (1800–1917 гг.)

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Казань – 2008
Работа выполнена в отделе средневековой истории
Института истории им. Ш.Марджани
Академии наук Республики Татарстан

Научный руководитель: доктор исторических наук
Загидуллин Ильдус Котдусович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук,
профессор
Ислаев Файзулхак Габдулхакович

кандидат исторических наук
Хабибуллин Марс Забирович

Ведущая организация: Марийский государственный
университет

Защита состоится «26» декабря 2008 г. в 10 часов на заседании дис-сертационного совета Д. 022.002.01 по защите диссертаций на соиска-ние ученой степени доктора исторических наук при Институте истории им. Ш.Марджани Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420014, г. Казань, Кремль, подъезд 5.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института исто-рии им. Ш.Марджани АН РТ (г. Казань, Кремль, подъезд 5).

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте Института истории им. Ш.Марджани АН РТ https: //www.tataroved.ru.

Автореферат разослан « » ноября 2008 г.

Ученый секретарь
диссертационного совета,
кандидат исторических наук Р.Р. Хайрутдинов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Перед современной гуманитарной наукой остро встал вопрос формирования методологических подходов в ре-гулировании межконфессиональных отношений в российском обществе. От решения данного вопроса во многом зависит конструирование взаимоотно-шений как между государством и отдельно взятой религиозной общиной ве-рующих, так и между конфессиями в целом. Изучая взаимодействие разных конфессий и религиозных групп в Российском государстве в исторической ретроспективе, можно выявить пути решения проблем в сфере современных государственно-церковных и межконфес¬сиональных отношений, избежать ошибок прошлого.
Взаимоотношение ислама и православия в Среднем Поволжье XIX – на-чале ХХ вв. является важной темой для изучения, обусловленной возрас-тающей ролью религиозного фактора в жизни народов России. Уникальный опыт позитивного развития, мирного сосуществования православия и исла-ма в общероссийском контексте представляет большой интерес в связи с ростом международной напряженности, вызванной усилением противоречий на почве религиозной нетерпимости.
Терминология и понятийный аппарат. С целью устранения разночтений и неточностей необходимо выделить смысловую основу некоторых наиболее важных и используемых в работе понятий. Под миссионерской деятельностью принято понимать форму деятельности религиозных организаций и церквей, официально направленную на обращение иноверующих . В нашем случае дан-ное определение требует некоторой корректировки. В Российской империи, где за православием признавалось исключительное право на ведение пропо-ведческой деятельности, произошла существенная трансформация системы церковного управления, которая превратилась в структуру исполнительной власти под миссионерской деятельностью понималось не только приобщение в лоно церкви неофитов, но и их национальная, культурно-языковая и религиоз-ная унификация. При этом активным проводником политики христианизации выступало само государство. Светская власть оказывала церкви всестороннюю поддержку, предоставляла неофитам определенные льготы и послабления за принятие государственной религии.

Необходимо разграничить понятия крещение – единовременный акт и хри-стианизация – длительный процесс приобщения к православной тради¬ции . Если во время существования «Новокрещенской конторы» (1731–1764 гг.) удалось добиться определенных результатов в крещении мусульман, то с их христианизацией возникли значительные трудности. Провал политики по то-тальной христианизации мусульманского населения и движение крещеных та-тар за возвращение в ислам вынудили церковное руководство сместить акцен-ты, направляя основной упор деятельности православных проповедников на лиц, которые уже давно считались православными христианами, но фактиче-ски оставались в вере своих предков. «Ново¬крещенами» в дореволюционной историографии было принято считать представителей коренных народов Среднего Поволжья, принявших право¬славие после первой ревизии 1722 г. Основная часть «новокрещеных» татар были предками лиц, подвергшихся на-сильственной христианизации в 30–50-е годы XVIII в. Несмотря на номиналь-ное принятие христианства, вплоть до второй половины XIX в. большинство «новокрещеных» татар продолжало считать себя мусульманами, в их обыден-ной и религиозной жизни практически отсутствовала православная религиоз-ная традиция. Другой группой крещеных татар были «старокрещены», при-нявшие православие вскоре после покорения Казанского ханства – во второй половине XVI – начале XVII вв. «Старокрещены» в религиозном отношении считались более привержены влиянию православия, уровень их исламизации был значительно ниже, чем у «новокрещеных» татар .
В данной работе под мусульманами подразумеваются лица официально и неофициально исповедующие ислам. Сложность определения четко очер-ченных конфессиональных границ, а часто и религиозной идентификации «номинальных» христиан требует выработки определенных критериев при оценке их конфессиональной принадлежности. «Неофици¬альными» мусуль-манами однозначно могут считаться лица, официально разорвавшие связи с православной церковью и исповедующие ислам (катего¬рия «отпавших»), а также те «номинальные» христиане, считавшие себя мусульманами, испол-нявшие основные положения исламского вероучения (тайно или открыто).
В XIX – начале ХХ вв. начинает активно развиваться «противо¬мусульманская» деятельность православной церкви, под которой нами по-нимается комплекс мер, направленных на противодействие усилению пози-ций мусульманской общины в регионе, нейтрализацию влияния ислама сре-ди «номинальных» христиан, деисламизацию и возвращение в православие неофитов-мусульман.
Объектом исследования является миссионерская деятельность Русской православной церкви (РПЦ) в отношении мусульман Среднего Поволжья в XIX – начале ХХ вв.
Предметом исследования выступает практическая реализация миссио-нерской политики, способы воздействия на мусульман с целью изменения их конфессиональной идентичности, методы нейтрализации влияния ислама в регионе.
Целью работы является анализ и всестороннее изучение миссионерской деятельности РПЦ в отношении мусульман Среднего Поволжья в XIX – на-чале ХХ вв.
Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи:
– рассмотрение основных направлений религиозной политики Россий¬ского государства в отношение мусульман;
– анализ деятельности РПЦ, направленной на нейтрализацию влияния ис-лама среди «номинальных христиан»;
– показ эволюции методов миссионерской деятельности РПЦ;
– изучение развития миссионерских институтов в Среднем Поволжье;
– определение влияния православной церкви на мусульман.
Хронологические рамки исследования включают в себя период со вре-мени правления Александра I до падения самодержавия (1800–1917 гг.). Этот период в истории России характеризуется значительными изменениями в религиозной политике государства в отношении мусульман, постепенной либерализацией законодательства в вопросах вероисповедания, итогом ко-торой становится признание в 1905 г. права личности на относительную свободу совести. Кардинальные общественно-политические и социальные изменения, происходившие в стране, не могли не сказаться на системе мис-сионерских учреждений в Среднем Поволжье. Именно в данный период произошел качественный сдвиг в понимании целей и задач православной миссии, переход от административно-полицейских методов воздействия к более осмысленной христианско-просветительской деятельности. Рассмат¬ривая данный период в рамках эволюции системы православной миссии в Среднем Поволжье, имеет смысл разделить его на три хронологические час-ти, отражающие основные разделы исследования:
а) 1800–1850-е годы – создание устойчивой структуры «противо¬мусуль¬манской» миссии РПЦ, ее институализация и научная организация, форми-рование новых подходов христианского просвещения;
б) 1860–1890-е годы – введение новых христианско-просветительских ме-тодов в общую практику миссионерской деятельности РПЦ, становление и развитие системы Н.И. Ильминского;
в) 1900–1917-е годы – нарастание кризисных явлений в системе организа-ций «противомусульманской» православной миссии в Среднем Поволжье.
Территориальные рамки исследования включают в себя Казанскую, Симбирскую и Вятскую епархии. В этом регионе миссионерская деятельность православной церкви велась наиболее последовательно, оказывала опреде¬ленное влияние на мусульманскую общину. Здесь были созданы основные ин-ституты «противомусульманской» миссии, сыгравшие решающее значение в формировании православного миссионерства в Среднем Поволжье. Необхо-димо учитывать, что территории данных епархий первоначально не были идентичны территориям соответствующих губерний. До 1832 г. Казанская епархия включала в свой состав, кроме Казанской, территорию Симбирской и части будущей Самарской губерний. Окончательная унификация епархиаль-ных и губернских границ на данной территории произошла в 1851 г. после об-разования Самарской епархии и передачи ей из ведомства симбирского архие-рейства территории Ставропольского и Самарского уездов.
Степень изученности проблемы. Литература по теме исследования раз-нообразна по содержанию и неравноценна по научно-практической значи-мости. При анализе работ по данной проблеме имеет смысл разделить их на три части: 1) дореволюционные издания; 2) издания советского периода; 3) современные работы. Такая градация работ связана с тем, что для этих пе-риодов истории характерны различные подходы в освещении данной темы, разная политическая конъюнктура и идеологическая направленность.
Массовое возвращение крещеных татар в ислам в 1865–1868 гг. вызвало в русском обществе усиленный интерес к вопросам проповедческой деятель-ности среди мусульман. Появились работы, посвященные истории миссио-нерства, проблемам православной миссии. Наиболее активно разработкой данной проблемы занимались сами православные миссионеры, заинтересо-ванные в относительно объективном анализе деятельности РПЦ среди мест-ных народов. Активизация исследований в данном направлении произошла после открытия на базе Казанской духовной академии (КазДА) специальных миссионерских отделений (1854 г.), ставших крупнейшими научными цен-трами православной миссии. Особо ценны в этом отношении работы про-фессора «противомусульманского» отделения, известного миссионера, ис-торика православной миссии Е.А. Малова . Работы Е.А. Ма¬лова, ставшие одними из первых серьезных научных исследований по изучению христиа-низации коренных нерусских народов Среднего Повол¬жья, оказали заметное влияние на последующих авторов, занимавшихся данной проблемой.
Во многом переплетаются с трудами Е.А. Малова работы других представи¬телей казанской школы церковной истории: А.Ф. Можаровского , А. Хруста¬лева , в которых наряду с изложением хода миссионерской деятельности, на-шло отражение стремление авторов показать пагубность старых методов хри-стианизации и необходимость замены их на более осмысленные виды религи-озного просветительства. Существенным недостатком этих исследо¬ваний, как, пожалуй, и любой другой миссионерской литературы, является субъектив-ность в оценке фактов и подаче материала. Тем не менее, эти исследования не потеряли своего значения и являются одними из немногих обобщающих работ по проблеме утверждения православия в Казанском крае.
Отдельные аспекты деятельности церкви среди мусульман, нашли отра-жение в работах Н.И. Ильминского , П.В. Знаменского , И.П. Проко¬пьева , Н. Руновского . На примере истории переводов богослужебных книг авто-ры пытаются проследить эволюцию методов христианизации местных наро-дов. Признавая неудачными попытки активизации христианско-просветительской деятельности в первой половине XIX столетия, исследо-ватели пришли к выводу, что главными причинами низкой эффективности переводческой деятельности стала плохая научная организация православ-ной миссии, недостаточная разработанность и изученность языков местных народов, отсутствие системы подготовки миссионерских кадров.
Важную роль в научной организации православных миссий играли духов-ные учебные заведения. В работах И.А. Гвоздева , Е.А. Малова , А.А. Бла¬гове¬щенского , А.Ф. Можаровского , П.В. Знаменского , И.С. Бе¬р¬д¬нико¬ва , С.А. Терновского , И.М. Покровского , П. Вознесенского , К.В. Хар-ламповича , подчеркивается особое положение духовных учебных заведе-ний Казани (КазДА, Казанской духовной семинарии (КДС), Всероссийских миссионерских курсов (ВМК)) в синодальной образовательной системе Рос-сии. Организованные как христианско-просвети¬тельские центры восточной окраины российского государства, данные учебные заведения готовили кад-ры практически для всех миссионерских организаций Поволжского и Си-бирского регионов.
С 1860-х годов православные миссионеры начали широко использовать но-вые методы христианского просвещения, разработанные известным ученым, педагогом и миссионером Н.И. Ильминским. Жизнь и деятельность Н.И. Иль-минского , ввод его системы в общую практику миссионерской деятельно-сти рассмотрены в ряде работ дореволюционных исследователей. Данная те-ма довольно хорошо исследована в дореволюционной историографии. Это связано с тем, что после смерти Н.И. Ильминского вокруг созданной им сис-темы разгорелась ожесточенная полемика между ее сторонниками и против-никами, продолжавшаяся вплоть до 1917 г. Обе стороны для обоснования сво-их позиций привлекали материалы по истории развития системы, рассматри-вали ее эффективность в деле христианизации нерусских народов.
При работе над диссертацией были использованы труды дореволюционных авторов, посвященные истории РПЦ, в которых прослеживается правовое по-ложение православной церкви в Российской империи, ее влияние на политику государства по отношению к неправославному населению страны . Недоста¬точная разработанность истории местных епархиальных организаций в совре-менной историографии вынуждает акцентировать внимание на исследованиях дореволюционных авторов . Большой пласт необходимых сведений содер-жится в опубликованных биографиях руководителей местных церковных ор-ганизаций, оказывавших решающее значение на постановку проповедческой деятельности в регионе .
Важное значение для изучения данной темы, имеют работы известных та-тарских просветителей Ш. Марджани , И. Гаспринского , А. Баязитова , Р. Фахретдина . Суждения этих авторов заслуживают особого внимания, так как они выражают общую позицию прогрессивной части мусульман по данному вопросу. Оценивая деятельность православных миссионеров как серьезный дестабилизирующий фактор, оказывающий негативное влияние на межконфессиональную ситуацию в регионе, идеологи обновления му-сульманского общества выступали за активное противодействие росту ис-ламофобии в российском обществе, в значительной степени вызванной «противомусульманским» движением РПЦ.
Анализ дореволюционных работ показывает, что миссионерская деятель-ность РПЦ в отношении мусульман нашла значительное отражение в трудах исследователей. Несмотря на субъективность и во многом описательный ха-рактер, эти исследования заложили основу научного изучения данной про-блемы, накопив для этого необходимый исторический и источниковедче-ский материал.
В советский период произошло кардинальное изменение в оценке вопро-сов, касающихся религиозной тематики. Признавая за религией реакцион-ную роль в истории, исследователи начали исходить из догматического принципа, отрицающего любое ее позитивное влияние на жизнь общества. В то же время советская историческая наука отказалась от многих тенденци-озных установок, характерных для церковно-миссионерской литературы.
Надо отметить, что в трудах советских исследователей не нашла достойного отражения проблема межконфессиональных отношений, история взаимоотно-шений православия и ислама. Исключение составляет объемная статья А.Н. Гри¬горьева «Христианизация нерусских народностей, как один из мето-дов национально-колониальной политики царизма в Татарии» . В этом труде прослеживается конфессиональная политика прави¬тельства со второй полови-ны XVI до конца XIX столетия. Данная работа, хотя и не лишена некоторых штампов, характерных для советской историографии, является одним из самых основательных и развернутых трудов по исследуемой проблеме.
Вопрос о роли православных миссионеров в просвещении народов Повол-жья был исследован в трудах, посвященных изучению истории школьного об-разования нерусских народов России. Основополагающей в этой области ис-торических знаний стала книга В.М. Горохова , которая вплоть до конца 1980-х годов оставалась единственным монографическим исследованием по вопро-сам становления и развития системы Н.И. Ильминского. Автор проанализиро-вал деятельность сети миссионерских учебных заведений, уровень подготовки учащихся, общую педагогическую направленность миссионерских образова-тельных учреждений. Высоко оценивая просветительскую деятельность Н.И. Иль¬минского, В.М. Горохов тем не менее считал, что она была направле-на, в первую очередь, на русификацию и христианизацию коренного населе-ния края. В трудах А.Ф. Эфирова , Я.И. Ханбикова , Н.П. Прусс , Т.Г. Чек-меневой была продолжена данная традиция, при этом авторы, обращая вни-мание на миссионерские учебные заведения, не уделяли должного внимания их влиянию на укрепление православной религиозной традиции среди местно-го населения.
Изменение в политической ситуации в стране в конце 1980-х – начале 1990-х годов, рост национального самосознания народов Среднего Повол-жья выразились в усилении интереса к национальной истории местных на-родов. В рамках изучения истории национального движения, политики са-модержавия по отношению к нерусскому населению края местные исследо-ватели стали обращать пристальное внимание на развитие миссионерской деятельности РПЦ . В работах С.Х. Алишева , И.К. Загидуллина , Ю.М. Иво¬нина , Н.С. Попова сделаны первые шаги к объективному ана-лизу политики христианизации в регионе.
В постсоветский период появились труды, посвященные истории рели-гиозной и национальной политике российского государства в отношении мусульман Среднего Поволжья. В исследованиях профессора Е.А. Виш-ленковой , посвященных религиозной политике в период правления Александра I (1800–1825 гг.), нашла отражение проблема выстраивания государством новых отношений с подданными различных вероисповеда-ний, в том числе и мусульманами. Более общий характер имеет диссерта-ционная работа А.К. Тихонова , в которой прослеживается политика пра-вительства в отношении католиков, мусульман и иудеев в последней чет-верти XVIII – начале XX вв. На примере отношения государства к этим конфессиям автор пытается проследить общие тенденции в религиозной политике самодержавия к неправославным религиозным группам в импе-рии. Конфессиональной политике государства в отношении коренных на-родов Среднего Поволжья в XIX в. просвещены работы И.Н. Кириллова и Н.Н. Кадырметовой . При анализе государственной политики оба ис-следователя затрагивают отдельные аспекты миссионерского движения РПЦ среди татарского населения региона, впрочем, не уделяя ей доста-точно полного внимания.
В последнее время появилось несколько фундаментальных исследований, посвященных истории православных и мусульманских религиозных орга-низаций отдельных регионов Поволжья и Сибири. Данные труды имеют осо-бое значение для анализа состояния религиозных институтов в рассматривае-мый период, их влияния на развитие проповедческого движения в регионе.
Большой фактический материал о политике христианизации, методах ут-верждения местных народов в православии, религиозной политики государ-ства во второй половине XVI–XVIII вв. содержится в работах Д.М. Мака¬рова и Ф.Г. Ислаева . Эти исследования позволяют значительно расши-рить представление о миссионерской политике церковно-самодер¬жавной власти, скорректировать ошибочные суждения и тезисы, представленные в трудах дореволюционных и советских исследователей.
Существенное значение в уточнении юридического и социального поло-жения «неофициальных» мусульман из крещеных татар, их этнического и конфессионального самосознания имеет монография В.А. Кобзева . На ма-териале Симбирской губернии автор освещает ход движения за возвращение в ислам крещеных татар, методы борьбы с «отпадениями» во второй поло-вине XIX – начале ХХ вв.
Новый взгляд на развитие православного духовного образования в Среднем Поволжье в XIX – начале XX в. дается в ряде работ современных авторов. В диссертационном исследовании А.В. Журавского , посвященном изуче¬нию истории КазДА, затрагивается проблема подготовки здесь миссионерских кад-ров, научной организации православной «противомусульманской» миссии. Особую значимость этой работе придает тот факт, что исследуемый автором период в истории КазДА (с 1880 годов до 1920-х годов) в связи с целым рядом объективных причин, остался вне рамок научных интересов как дореволюци-онных, так и советских ученых. В монографии Р.Р. Исхаковой , посвященной педагогическому образованию в Казанской губернии, нашла отражение про-блема становления в пореформенный период в Поволжском регионе сети об-щеобразовательных православных духовных заведений (церковно-приходских школ и школ грамоты).
Впервые объектом специального изучения становится развитие востокове-дения и исламоведения в синодальных учебных заведениях Казани. Первым комплексным исследованием в данной области становится работа Р.М. Ва¬леева . Автором была подчеркнута важная роль миссионерской школы ориен-тализма, активно развивавшейся в КазДА во второй половине XIX в., в разви-тии научных знаний о странах Арабского Востока и ислама. Большой вклад в объективный анализ роли казанской миссионерской школы исламоведения, в определение ее места в российской востоковедческой традиции были внесены Е.В. Колесовой , И.Л. Алексеевым , М.З. Хабибуллиным .
В рамках изучения становления православной религиозной традиции сре-ди коренных народов Среднего Поволжья чувашские, марийские, удмурт-ские, мордовские, кировские, пермские ученые уделяют пристальное внима-ние исследованию проблем развития православного проповедчества . За по-следнее время появилось множество диссертационных исследований, по-священных христианизации нерусских народов региона, в которых по-разному оцениваются роль РПЦ в истории народов Среднего Поволжья, ее влияние на их национальную культуру и менталитет .
Свое видение проблемы христианизации татарского народа дается в рабо-тах кряшенских публицистов . В отличие от исследований представителей официальной татарской исторической школы, в этих работах существует тенденция идеализации миссионерской деятельности, нивели¬руются отри-цательные стороны политики христианизации.
Большой интерес представляют работы зарубежных исследователей, по-священных религиозной политике государства в отношении нерусских на-родов России. Надо отметить, что современная западноевропейская руси-стика (в первую очередь американская) сделала значительный, качествен-ный шаг в изучении межконфессиональных отношений в Российской импе-рии. Особо хочется выделить исследования П. Уерета, Р. Джераси. Моно-графия П. Уерета , в основе которой лежит его диссертационное исследова-ние , посвящена проблеме эволюции религиозной политики правительства и РПЦ в отношении коренных народов Среднего Поволжья (1827–1905 гг.). На материале Вятской (проповедческая деятельность среди местных марий-цев) и Казанской губернии (среди татарского населения) П. Уерет освещает основные направления миссионерского движения церкви в регионе, процесс «отпадения» в ислам и язычество, методы борьбы с этим движением. Для данной работы характерны широкие теоретические обобщения, не всегда бесспорные, а часто не выдерживающие научной критики.
Значительное расширение представлений по данной проблеме, ее теоретиче-ское переосмысление происходит в книге другого американского исследовате-ля Р. Джераси . Основное место в его работе занимает проблема изменений этноконфессионального самосознания коренных народов Среднего Поволжья вызванных деятельностью православных миссионеров (вторая половина XIX – начало XX вв.). Большое значение в укреплении православной традиции автор придает развитию конфессионального образования, введению в миссионер-скую практику системы Н.И. Ильминского.
Следует также выделить монографию турецкого историка С.С. Горкоз, по-священную известному миссионеру Е.А. Малову . Работа С.С. Горкоз являет-ся первой попыткой комплексного изучения жизни и деятельности одного из главных идеологов православной «противомусульманской» миссии, его влия-ния на становление миссионерского исламоведения в Казани, научной органи-зации проповедческой деятельности среди мусульман.
В целом проанализированный материал позволяет сделать вывод, что данная проблема поднималась в работах многих исследователей, но не на-шла полного и всестороннего освещения в историографии. Наблюдается не-равномерность изучения отдельных аспектов миссионерской деятельности. Часто акцентируя внимание на наиболее «красочных» событиях, многие ученые не обращают должного внимания на важные с научной точки зрения факты, недооценивая их значимость для раскрытия темы. Практически от-сутствуют работы обобщающего характера, посвященные комплексному ис-следованию миссионерского движения РПЦ среди мусульман в XIX – нача-ле ХХ вв., раскрывающие непосредственные результаты деятельности пра-вославных проповедников. Недостаточная разработанность, связана с неод-нозначной позицией ученых. Это вызывает необходимость проведения ком-плексного анализа проблемы.
Источниковую базу исследования составляют опубликованные и архив-ные материалы. Следует выделить следующие группы источников: 1) зако-нодательные акты, уставные документы и положения, ведомственные цир¬куляры и распоряжения; 2) документы делопроизводства; 3) ежегодные от-четы Св. Синода и других религиозных, в том числе миссионерских органи-заций; 4) статистические данные; 5) источники личного происхождения;
6) миссионерская литература (включая и публицистические произведения); 7) материалы периодической печати.
Наиболее важные законодательные акты, раскрывающие основные на-правления религиозной и национальной политики русского государства, вошли в кодифицированный сборник «Полное собрание законов Российской империи» (ПСЗ) . Более специализированный характер имеет «Полное соб-рание постановлений и распоряжений по ведомству православного испове-дания Российской империи» (ПСПР) , предназначенный для законодатель-ного регулирования вопросов православной церковной организации. Боль-шой интерес представляют законодательные акты о введении в России основ веротерпимости (1903–1905 гг.) .
Большой комплекс подзаконных актов содержится в местной церковной периодической печати («Известия по Казанской епархии» (1867–1918 гг.), «Вятские епархиальные ведомости» (1865–1918 гг.) и «Симбирские епархи-альные ведомости» (1868–1918 гг.)). В «официальной части» данных изда-ний публиковались указы местного епархиального руководства, касающиеся утверждения православия среди местных народов, меры к улучшению про-поведческой деятельности и др.
Уставные документы представлены «Сводом учреждений и уставов управления духовных дел иностранных исповеданий христианских и ино-верных» , уставами церковных и миссионерских организаций , подзакон¬ные акты – циркулярными указами Св. Синода (1867–1900 гг.) , постанов-лениями Министерства народного просвещения и распоряжениями мест-ных архиереев.
Документы делопроизводства представлены архивными материалами, из-влеченными из фондов Национального архива Республики Татарстан (НА РТ), Государственного архива Ульяновской области (ГАУО), Государ¬ственного архива Кировской области (ГАКО).
В фондах Казанской, Симбирской, Вятской духовной консистории (НА РТ ф.4; ГАУО ф.134; ГАКО ф.237) были рассмотрены рапорты церковно¬служителей о принятии мусульманами православия, постановления Св. Сино-да и консисторий, переписка последних с органами светской власти относи-тельно перехода в ислам «номинальных» христиан. Данный комплекс источ-ников раскрывает внутреннее состояние православных приходов со смешан-ным этноконфессиональным составом, механизмы религиозного воздействия на местное население, процесс взаимодействия православной и мусульманской конфессий в Среднем Поволжье, участие православной церкви в процессе ре-гулирования количества мусульманских культовых сооружений.
В делах фондов канцелярий Казанского, Симбирского, Вятского губерна-торов (НА РТ ф.1; ГАУО ф.76; ГАКО ф.582), Казанской палаты государст-венных имуществ (НА РТ ф.91) нас прежде всего интересовали материалы (ведомости, отчеты, переписка с духовной консисторией и епархиальными архиереями, распоряжения правительства и губернских властей), позволяю-щие судить о мерах борьбы против «отпадений», формах сопротивления ме-стного населения насильственной христианизации, сотрудничестве светской и духовной власти в борьбе с распространением ислама среди «номиналь-ных» христиан.
Фонды Казанского и Симбирского губернских правлений (НА РТ ф.2; ГАУО ф.88), Казанской судебной палаты (НА РТ ф.51), Симбирской палаты гражданского и уголовного суда (ГАУО ф.117) содержат сведения о судеб-ных делах, заведенных против «уклонившихся» в ислам, борьбе органов светской власти против роста политической и религиозной активности му-сульман, материалы о запрете строительства мечетей в поликонфессиональ-ных районах Среднего Поволжья.
В фондах Казанской духовной академии (НА РТ ф.10), Правления Мос-ковской духовной академии (НА РТ ф.11), Казанской и Симбирской духов-ных семинарий (НА РТ ф.116; ГАУО ф.81), Казанской центральной креще-но-татарской школы (НА РТ ф.319) отложились документы, позволяющие проанализировать уровень подготовки православных проповедников в ду-ховных учебных заведениях Среднего Поволжья, значение и роль конфес-сиональных образовательных учреждений в христианско-просветительской деятельности в Среднем Поволжье.
Архивные документы фондов Попечителя Казанского учебного округа (НА РТ ф.92), Директора народных училищ Казанской губернии (НА РТ ф.160) содержат сведения о практической реализации миссионерско-прос¬вети¬тельских разработок Н.И. Ильминского и его последователей в школь-ном деле. Здесь отложились делопроизводственные материалы (переписка, отчеты и ведомости) раскрывающие состояние миссионерских школ «Брат-ства святителя Гурия» и Православного миссионерского общества, числен-ности и национальном составе учащихся.
Большую научную ценность представляют всеподданнейшие отчеты обер-прокурора Св. Синода (1837–1910) , в которых освещаются ежегодные ус-пехи православных миссий в области «противомусульманской» деятельно-сти. Нами также были использованы ежегодные отчеты «Братства св. Гу-рия» (1868–1914 гг.) , «Переводческой комиссии» (1892–1915 гг.) , «Пра-вославного миссионерского общества» (1870–1905 гг.) и его поволжских комитетов (1870–1905 гг.) , казанских епархиальных «противомусульман-ских» и «противоязыческих» миссионеров (1903–1914 гг.) , представляю-щие большой интерес для всестороннего анализа состояния миссионерского дела в регионе во второй половине XIX – начале ХХ вв.
Статистические данные делятся на несколько групп. Материалы церковной статистики представлены «всеподданнейшими» отчетами обер-прокурора Св. Синода (1837–1910 гг.) , в которых отложились сведения о количестве кре-стившихся мусульман по всем российским епархиям. Данные о динамике чис-ленности крещеных татар и «отпавших» в ислам за период с 1860 по 1910 гг. можно почерпнуть из работ Е.А. Малова , Н.В. Николь¬ского , составленные на основе метрических книг и исповедных ведомостей крещено-татарских приходов. В то же время при работе над этими данными требуется критиче-ский подход. Необходимо учитывать, что церковная статистика не всегда объ-ективно фиксировала конфессиональную принадлежность «номинальных» христиан. Более точные сведения о численности «неофициальных» мусульман и их расселении содержатся в статистических данных уездных полицейских органов и губернских статистических комитетов, фиксировавшихся в прило-жениях к ежегодным всеподданнейшим отчетам местных губернаторов . Спи-ски населенных мест и календари по Казанской , Вятской , Симбирской гу-берниям позволяют отслеживать расселение мусульман и христиан по селе-ниям, уточнить наличие в них богослужебных зданий. Наиболее полные све-дения о численности конфессиональных групп в губерниях Среднего Повол-жья в конце XIX в. содержаться в погубернских тетрадях Первой всеобщей пе-реписи населения Российской империи (1897 г.) .
Из источников личного происхождения в работе были использованы вос-поминания Н.П. Остроумова , дневники С.А. Багина , В. Тимофеева , ме-муары И.Я. Яковлева , переписка М.А. Машанова . Воспоминания совре-менников позволяют увидеть проблему глазами непосредственных участни-ков событий, оценить их личный взгляд на те или иные вопросы развития христианского просвещения. Переписка Н.И. Ильминского с многочислен-ными корреспондентами помогает выявить влияние данной неординарной личности на формирование религиозной политики государства по отноше-нию к поволжским мусульманам, раскрыть его мировоззренческие позиции. Немалый научный интерес представляют дневники Е.А. Малова, частью опубликованные , частью хранящиеся в архиве ИЯЛИ им. Г.Ибрагимова АН РТ и Отделе редких рукописей и книг (ОРРК) научной библиотеки им. Н.И. Лобачевского КГУ . Дневники, представленные более тридцатью то-мами рукописного текста, охватывают период с начала 1860-х годов до 1918 г. Они являются уникальным источником по истории православного миссионерства и общественного движения татарского народа, содержат множество интересных этнографических сюжетов из культурно-рели¬гиозной жизни крещеных татар и мусульман Среднего Поволжья.
Публикации миссионеров, посвященные теоретическому обоснованию научной организации православной миссии , полемики с мусульмана- ми позволяют судить о формировании методической базы православных проповедников, развитии различных подходов к постановке «противому-сульманской» деятельности. В рамках изучения миссионерских дисциплин в КазДА во второй половине XIX в. выделяется в определенную научную школу миссионерское исламоведение, направленное на изучение и опро-вержение ислама с позиции православия. Исламоведческие работы помо-гают проанализировать общую направленность изысканий в КазДА, уро-вень исламоведческой подготовки миссионеров .
Ко второму комплексу миссионерских работ можно отнести труды, по-священные положению российских мусульман. Кроме большого фактологи-ческого материала, в них зафиксированы мнения идеологов православной миссии по «мусульманскому вопросу», проекты по нейтрализации мусуль-манского влияния среди народов Российской империи. Особое внимание миссионеров привлекал процесс исламизации «номинальных» христиан, формирование конфессиональной группы «отпавших» («неофициальных» мусульман). Данная проблема освещается в публикациях М.А. Ма¬шанова , Н. Одигитриевского , И.А. Износкова , Я.Д. Коблова , П.В. Знаменско-го , С.А. Багина . В трудах Н.П. Остроумова , Е. Воронца , М.А. Ми-ропиева , епископа Алексия , Я.Д. Коблова , С.А. Багина , М.А. Ма-шанова поднимаются проблемы усиления социальной активности уммы, самосознания мусульман России, активной интеграции мусульманской об-щины в общероссийское культурное и информационное поле. Рассматривая вопрос о начавшемся процессе вестернизации и модернизации мусульман-ской общины, авторы, выражая позицию РПЦ, дают свою негативную оцен-ку данному процессу.
В работе были использованы материалы периодической печати. Наиболее значимыми из них являются официальные печатные издания местных епар-хий, «Известия по Казанской епархии», «Вятские епархиальные ведомости», «Симбирские епархиальные ведомости». На страницах этих изданий фикси-ровались наиболее значимые события епархиальной жизни: деятельности православного духовенства, жизни сельских приходов, строительство церк-вей и монастырей, религиозного состояния причта, назначении и перемеще-нии архиереев, указы центральных и местных органов власти и др. Особое значение для нас имеют заметки и публикации, посвященные христианско-просветительской деятельности в регионе, отчеты местных миссионерских организаций, проекты по улучшению проповедческого дела, наблюдения и размышления миссионеров о религиозно-нравственном состоянии «номи-нальных» христиан, динамики их религиозных верований. Так же были ис-пользованы периодические издания КазДА «Православный собеседник» (1860–1910 гг.), «Церковно-общест¬вен¬ная жизнь» (1905–1906 гг.), «Инород-ческое обозрение» (1912–1914 гг.), официальная периодика миссионерских организаций: «Сотрудника братства св. Гурия» (1909–1911 гг.), «Православ-ного благовестника» (1890–1900 гг.).
Научная новизна исследования состоит в комплексном изучении процес-сов и событий, повлиявших на развитие «противомусульманской» миссии, ее влияние на конфессиональную идентичность мусульманского населения Среднего Поволжья, выстраивание межконфессионального взаимодействия между православной и мусульманской общиной. Ранее изучались отдельные аспекты данной проблемы в связи с решением других задач. Особое внимание было уделено непосредственным результатам деятельности православных проповедников среди мусульман, реализации политики христианизации в Среднем Поволжье XIX – начале ХХ вв. Важным в данной работе является введение в научный оборот ряда неизученных архивных документов.
Практическая значимость исследования определяется возможностью использования полученных результатов в разработке различных научно-исследовательских задач и практических программ, в том числе и органами власти, для оптимизации межконфессиональных отношений. Материалы диссертации могут быть использованы для дальнейших исследований по ис-тории национальных и религиозных отношений в Республике Татарстан и Российской Федерации, а также в разработке курсов по истории межконфес-сиональных отношений в Среднем Поволжье, региональной истории РПЦ, преподавании краеведения.

Методология и методы исследования. В исследовании были использо-ваны принципы историзма, предполагающие хронологическую последова-тельность событий и явлений, оценку фактов, исходя из реалий конкретной эпохи; научной объективности, требующей взвешенного подхода при оценке событий и учета совокупности всех исторических фактов. Основным науч-ным методом исследования стал сравнительно-исторический, под которым понимается анализ исторических событий в развитии, во взаимосвязи при-чинно-следственных отношений. При подсчете и характеристике количества «отпавших» в ислам крещеных татар, «неофициальных» мусульман, право-славных-неофитов из татар применялся количественный и статистический методы. Теоретической и методологической основой диссертации явились положения, выработанные в современной российской исторической науке.
Структура определена целью и задачами исследования. При работе над темой был использован предметно-хронологический принцип построения исследования. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, ее цель и задачи, понятийный аппарат, методология и методы исследования, объект и предмет, территориальные и хронологические рамки диссертации, ее науч-ная и практическая значимость, проанализирована степень разработанности темы, дается характеристика источникам.
Глава I. Православная миссия в Среднем Поволжье 1800–1850-е гг.
В первом параграфе «Религиозная политика Российского государства в отношении мусульман» отслеживается эволюция религиозной политики российского правительства в отношении мусульманского населения Средне-го Поволжья в предреформенный период.

В Российской империи православие выступало в роли доминирующей ре-лигиозной традиции, являвшейся важнейшей составляющей русской куль-туры, государственности, интегрирующей силой для большинства населения страны. Превращение России в многонациональное, поликонфессиональное государство актуализировало перед духовной и светской властью проблему интеграции нерусских народов в общероссийское культурно-правовое поле. Важнейшими моделями этой интеграции выступали религиозная (христиа-низация) и культурно-языковая (русификация) унификация. Неудачи в то-тальной религиозной унификации мусульманского населения Среднего По-волжья во второй трети XVIII в., рост межконфессионального напряжения в поликонфессиональных регионах страны, открытые антиправительные вы-ступления мусульман, спровоцированные действиями православных пропо-ведников, политикой по насильственному навязыванию православной рели-гиозной традиции, вынудили правительство изменить методы интеграции мусульман. Ключевым направлением внутриполитического курса самодер-жавия в отношении мусульман Поволжья и Приуралья становится институа-лизация исламских институтов в общеимперское политико-правовое про-странство, что выразилось в принятии многочисленных законодательных актов, регламентирующих правовое положение и жизнедеятельность махал-лей (приходов), мечетей и духовных лиц и др. Несмотря на изменение в по-литике, царская администрация не отказывается от поддержки православной церкви в проведении религиозной унификации «иноверческого» населения страны. Если в либеральный период правления Александра I (1800–1814) правительство старается ограничить миссионерскую деятельность РПЦ, то изменение в политике государства после наполеоновских войн приводит к возвращению к традиционному курсу по поддержке политики христианиза-ции неправославного населения страны. В правление Николая I происходит дальнейшее усиление участия государства в миссионерской деятельности РПЦ. На законодательном уровне закрепляется исключительное право церк-ви на ведение миссионерской деятельности в пределах империи, определя-ется порядок приобщения к православию, регламентируется деятельность православных проповедников, подтверждаются льготы и послабления (трех-летнее освобождение от платы налогов, освобождение от рекрутской повин-ности и уголовного преследования и др.) за крещение, которые становятся важнейшими стимулами для принятия православия.
Во втором параграфе «Отпадения крещеных татар в ислам и методы борьбы с этим движением» показываются процесс перехода «номиналь-ных» христиан в ислам и методы борьбы с этим движением церковно-самодержавной власти в 1800–1850-е гг.
«Отпадения» стали следствием политики насильственной христианизации второй трети XVIII в.: большинство «новокрещен», несмотря на формальное принятие православия, оставалось в вере своих предков. Рост интегративных процессов внутри татарского общества, либерализация религиозной политики государства в начале ХIХ в. привели усилению движения крещеных татар за возвращение в ислам. Наиболее массовый характер движение приобрело в Казанской и Симбирской губерниях, где проживали значительные группы «новокрещеных» татар, тайно исповедовавших ислам. Рост «отпадений» обу-словило смещение акцентов в деятельности церкви с проповедческого дви-жения среди «официальных» мусульман и анимистов на утверждение в хри-стианстве «номинальных» христиан. Не признавая «отпавших» из числа кре-щеных татар мусульманами, церковь прилагала немалые усилия по возвра-щению их в «лоно» православия, не останавливаясь перед откровенными на-сильственными методами христианизации. Попытки удержать «новокрещен» в христианстве путем принудительных мер не привели к заметным положи-тельным результатам. Наоборот, этими действиями церковь еще больше от-даляла от себя крещеных татар. Порочность и неэффективность этой практи-ки, которая загоняла проблему внутрь, но не могла решить ее, должны были понимать и руководство духовного ведомства, но в условиях низкой научной организации православной миссии, отсутствии квалифицированных кадров миссионеров и священников у церкви не было других способов сдерживать основную массу «номинальных» христиан в православии. Оценивая «отпаде-ния» крещеных татар в ислам в первой половине XIX в., необходимо отме-тить, существенную эволюцию в характере и ходе этого движения. Зарож-давшееся как спонтанная реакция на ослабление административного контро-ля со стороны государства (1800–1820-е гг.), впоследствии это движение при-обретает организованный и массовый характер (1830–1850-е гг.).
В третьем параграфе «Научная организация православной миссии в епархи-ях Среднего Поволжья» освещаются разработка новых подходов христиан-ско-просветительской деятельности православной церкви, формиро¬вание на-учной базы православной миссии в предреформенный период.
Изменение внутриполитического курса государства в первой половине XIX в., усиление движения «номинальных» христиан за возвращение к тради-ционным религиозным верованиям вынудило руководство духовного ведомст-ва предпринять шаги к усилению миссионерской деятельности в регионе, ее научной организации. В синодальных учебных заведениях открылись миссио-нерские кафедры (классы татарского языка в духовных семинариях и учили-щах (1800–1848 гг.), «противомусульманское» отделение Казанской духовной академии (1854 г.)). Здесь начинают разрабатываться новые методы миссио-нерского воздействия, основанные на религиозном просвещении. Важнейши-ми направлениями деятельности новых миссионерских институтов стали под-готовка миссионерских кадров и переводы христианского богослужения на местные языки. Благодаря длительной, кропотливой научной работе несколь-ких поколений миссионеров-востоковедов в синодальных учебных заведениях к концу первой половины XIX столетия была выработана система подготовки квалифицированных специалистов-миссионеров, разработана методика пере-водческой деятельности. Несмотря на неоднозначные результаты деятельности новых миссионерских институтов, необходимо подчеркнуть их важную роль в выработке новых форм религиозного просвещения, переходе от принудитель-ных методов христианизации к более осмысленной проповедческой и просве-тительской деятельности разработанных Н.И. Ильминским. Учебные миссио-нерские учреждения (миссионерские кафедры и отделения) заложили научный фундамент, позволивший РПЦ в дальнейшем значительно расширить и акти-визировать миссионерскую деятельность в регионе, качественно улучшить со-стояние «противомусульманской» миссии.
Глава II. «Противомусульманская» деятельность РПЦ в Среднем По-волжье в пореформенный период.
В первом параграфе «Становление миссионерско-просветительской сис-темы Н.И. Ильминского» рассматриваются создание и внедрение в миссио¬нер¬скую практику новой концепции христианско-просветитель¬ской дея-тельности, разработанной известным педагогом и миссионером Н.И. Иль-минским.
Пореформенный период в истории России характеризуется значительны-ми изменениями в жизни страны, эмансипацией и секуляризацией общества, эволюцией внутриполитического курса самодержавия. Духовное и светское руководство, полностью отказываясь от принудительных методов христиа-низации, делает ставку на развитие христианского просветительства. Изме-нение позиции государства, буржуазные реформы, пробудившие в предста-вителях коренных народов Среднего Поволжья тягу к духовному и культур-ному обновлению, дали казанским миссионерам реальные возможности к реализации своих идей по активизации миссионерского движения право-славной церкви за счет развития школьного конфессионального образова-ния, проведения православного богослужения на национальных языках, привлечение к миссионерской деятельности представителей национальных меньшинств. Главной приметой новой миссионерско-просвети¬тельской кон-цепции явился акцент на миссионерское просвещение подрастающего поко-ления в рамках распространения бесплатного начального образования. Важ-нейшим этапом в становлении системы Ильминского стало открытие в 1863 г. Казанской центральной крещено-татарской школы (КЦКТШ), став-шей крупнейшим миссионерским и религиозным центром крещеных татар, лабораторией для апробации новых миссионерских методик. Именно в сте-нах КЦКТШ впервые совершается богослужение на татарском языке (1869 г.), ее учитель В.Т. Тимофеев становится первым православным священни-ком из крещеных татар (1869 г.), ее воспитанники – первыми учителями но-вых миссионерских школ. Расширение применения системы Ильминского в миссионерской и образовательной деятельности вызвало рост интереса в русском обществе к новым методам религиозного просветительства. Наряду со сторонниками появились ее противники, открыто выступавшие против широкого внедрения национальных языков в церковной и учебной практике. Активная дискуссия, развернувшаяся между противниками должна была от-ветить на вопрос, какими методами проводить интеграцию коренных наро-дов Восточной России – путем культурно-языко¬вой или религиозной уни-фикации. Окончательное решение вопроса произошла на расширенном засе-дании совета МНП 8 февраля 1870 г., на котором, система Ильминского бы-ла признана основным методом обучения коренного нерусского населения Поволжья и Сибири (кроме татар-мусульман). Духовные и светские власти, понимая «опасность» широкого внедрения системы Ильминского, которая могла привести к росту национального самосознания «инородцев», в то же время осознавали, что без ее применения нельзя рассчитывать на качествен-ный сдвиг в утверждении их в православии, эффективно бороться с ростом влияния ислама в регионе.
Во втором параграфе «Миссионерские институты в Среднем Поволжье» освещается становление и развитие миссионерских обществ, образователь-ных учреждений, занимавшихся подготовкой педагогов и священнослужи-телей, института православных проповедников, переводческая деятельность миссионеров в 60–90-е гг. XIX вв.
Пореформенный период становится эпохой расцвета православных мис-сионерских организаций в Среднем Поволжье. Особое положение Казани, традиционно считавшейся научным центром православной миссии, сказа-лось на статусе ее миссионерских учреждений. Именно в Казани, где акку-мулировались самые «передовые» достижения в области миссионерской деятельности среди мусульман, были созданы основные институты «проти-вомусульманской» миссии РПЦ. Благодаря деятельности казанских мис-сионеров в епархиях Среднего Поволжья появляется сеть миссионерских учебных заведений, активизируется переводческая деятельность, формиру-ется система подготовки миссионерских кадров. Важнейшие функции по развитию христианского просвещения берут на себя комитеты ПМО и ка-занское «Братство св. Гурия». Происходит окончательное структурирова-ние миссионерских институтов, создается устойчивая система церковных организаций православной «противомусульманской» миссии, представлен-ные учебными и научными учреждениями готовящими кадры миссионеров и священников (КазДА, Миссионерский приют, Всероссийские миссионер-ские курсы в г. Казани, педагогические курсы для учителей миссионерских школ), организующими перевод богослужебной литературы на националь-ные языки (Переводческая комиссия ПМО при братстве св. Гурия), мис-сионерскими учебными заведениями (миссионерские школы «Братства св.
Гурия» и ПМО), православными проповедниками и учителями. В рассмат-риваемое время формируются основные направления в деятельности мис-сионеров представленные: 1) «просветительской» школой миссионерства (утверждение православия через христианское просвещение, организацию миссионерских школ, Н.И. Ильминский, И.Я. Яковлев, М.А. Машанов, Н.А. Бобровников и др.); 2) «миссионерско-полемической» школы (мис-сионерская деятельность посредством религиозных собеседований и поле-мики, изучение и опровержение ислама, Г.С. Саблуков, Е.А. Малов, Я.Д. Коблов и др.).
В третьем параграфе «Реализация миссионерской политики православной церкви в отношении мусульман» освещаются методы миссионерского возде-ствия РПЦ на мусульман, деятельность миссионеров по ослаблению социо-культурного влияния уммы на коренные народы Среднего Поволжья.
В пореформенный период борьба с исламским влиянием становиться при-оритетным направлением в деятельности православной миссии, определяя характер и направленность развития его основных миссионерских институ-тов. Новый всплеск «отпадений» в ислам (1865–1866 гг.), в котором актив-ное участие принимали «старокрещены» и представители других нерусских народов края, вынудило церковное руководство обратить пристальное вни-мание на «мусульманскую» угрозу. Деисламизация местных народов, борьба с усилением влияния мусульманской общины становятся ключевыми на-правлениями деятельности миссионерских организаций в Среднем Повол-жье. Для этого церковной и государственной администрацией вводятся зна-чительные ограничения в строительстве мусульманских культовых соору-жений в смешенных этноконфессиональных селениях, ужесточается кон-троль за национальными приходами. Для борьбы с исламом в селениях «но-минальных» христиан подверженных влиянию татар-мусульман открывает-ся широкая сеть миссионерских школ, организовываются новые православ-ные приходы во главе с священниками-миссионерами из крещеных татар, вводится богослужение на национальных языках. Новые миссионерские ин-ституты становятся важнейшими православными, миссионерскими центра-ми, через которые в среду «номинальных» христиан идет интенсивное про-никновение православной религиозной традиции, русской культуры. Акти-визация деятельности православных и мусульманских проповедников вызы-вала среди «старокрещеных» татар рост конфессиональной дифференциа-ции. Часть из них утвердилась в православии, другая предпочла религиоз-ную и национальную интеграцию со своими соплеменниками из числа му-сульман. Наиболее заметные результаты применения системы Н.И. Ильмин-ского среди «старокрещеных» татар наблюдались в районах их компактного проживания (Цивильский и Лаишевские уезды Казанской губернии, Ела-бужский и Малмыжские уезды Вятской губернии). Менее эффективной ока-залась христианско-просветительская деятельность РПЦ в контактных рай-онах, где «номинальные» христиане жили дисперстно и находились под сильным влиянием местных татар-мусульман (Казанский, Мамадышский и Тетюшский уезды Казанской губернии, Симбирский и Буинские уезды Сим-бирской губернии).
Глава III. Кризис православной «противомусульманской» миссии.
В первом параграфе «Положение миссионерских организаций в Среднем Поволжье в конце XIX – начале ХХ вв.» анализируется состояние миссионер-ских институтов в Среднем Поволжье в конце XIX – начале ХХ вв., причи-ны нарастания кризисных явлений в их структуре.
Общий кризис миссионерских учреждений был вызван их бюрократизацией, «сращиванием» с системой местного церковного управления, падением авто-ритета этих объединений среди общественности, значительным сокращением их финансирования. После смерти Н.И. Ильминского (1891 г.) предпринима-ются шаги по пересмотру его системы, возрастает критика его последователей как со стороны консервативного, так и либерального крыла русской интелли-генции. Если критика с права была связана с ростом «великорусского» шови-низма, отрицающего право национальных меньшинств на получение образо-вания, пусть и в православном духе, но на родном языке, то левая интеллиген-ция выступала против самой идеи клерикализации учебного процесса, исполь-зование школ в миссионерских целях. Система Н.И. Ильминского, первона-чально создававшаяся как метод борьбы с исламизацией «номинальных» хри-стиан, утверждения их в православии, к началу ХХ в. перестает быть только миссионерской методикой, превращаясь в важнейший фактор национальной мобилизации и культурного просвещения коренных народов Среднего Повол-жья, способствующей росту их самосознания и национализма. В то же время применение системы Ильминского в христианско-просветительской деятель-ности среди мусульман, борьбе с исламом становиться все менее эффективной. Все это вызывало рост оппозиционных настроений в руководстве местной церковной и светской администрации, способствовало сворачиванию приме-нения системы в школьной и миссионерской практике, что привело к даль-нейшему нарастанию кризиса православной миссии.
Во втором параграфе «Противомусульманская» миссия в условиях свобо-ды совести» дается оценка положения православной миссии в условиях из-менения религиозной и национальной политики государства по отношению к неправославному населению империи.
Признание государством права личности на свободу вероисповедания вы-звало массовый процесс перехода «номинальных христиан» в ислам. Наибо-лее массовый характер это движение приобретает в Казанской, Симбирской и Вятской губерниях, где существовала многочисленная группа «неофициаль-ных» мусульман. Объявление «свободы совести» в 1905 г. привело к небыва-лому кризису РПЦ и ее миссионерских институтов. Столетиями существо-вавшая система сдерживания «номинальных» христиан в православии, зако-нодательная и административная поддержка господствующего положения церкви была полностью разрушена. В наиболее тяжелом положении оказа-лась «противомусульманская» миссия, которая нечего не смогла противопос-тавить росту антиклерикальных настроений среди представителей местных народов, предложить новые подходы к развитию миссионерского движения среди мусульман. Рост социальной активности уммы, неспособность право-славных проповедников добиться существенных результатов в христианиза-ции мусульман приводит к окончательному сворачиванию их деятельности. Одной из причин прекращения «противомусульманской» деятельности церк-ви стало постепенно снижение исламизации крещеных татар, завершение процесса их конфессиональной дифференциации. Благодаря осмысленной христианско-просветительской деятельности во второй половине XIX – нача-ле ХХ вв. церкви удалось утвердить основную часть «старокрещеных» татар в христианстве. Православие для них стало важнейшей составляющей нацио-нального самосознания, что минимизировало возможность их исламизации.
В заключении приводятся основные итоги исследования.
Особое положение РПЦ определялось историческими реалиями, сложив-шими в ходе формирования Российского государства. Миссионерская дея-тельность православной церкви была важнейшим направлением этнокон-фессиональной политики самодержавия. Поэтому одним из факторов ус-пешной деятельности православных проповедников среди «иноверцев» яв-лялось активное участие в этом процессе государства. Наиболее последова-тельно миссионерская политика осуществлялась в периоды относительной стабильности, с учетом геополитических интересов государства.
В ХIХ в. органы духовного ведомства сосредоточили внимание на утвер-ждении в христианстве «номинальных» христиан. Такой поворот во взгля-дах на цели и задачи православной миссии в Среднем Поволжье был связан как с позицией государства, отказавшейся поддерживать курс на тотальную христианизацию мусульман, так и с ростом движения среди крещеных «инородцев» за возвращение в ислам и язычество.
Церковь оказалась не готовой к борьбе с движением возвращения креще-ных татар в ислам, чему в немалой степени способствовало упадок миссио-нерства, недостаток квалифицированных кадров православных проповедни-ков и священнослужителей, владеющих языками местных народов имеющих необходимую богослужебную и миссионерскую подготовку, отсутствие об-щей концепции развития православной миссии.
Несмотря на попытки оживить миссионерскую деятельность посредством переводов на местные языки православной богослужебной литературы, на-ладить систему подготовки духовенства и церковного причта, обладающими комплексными знаниями необходимыми для миссионерского служения, по-ставленная цель в предреформенный период не была достигнута.
Новым этапом в развитии православного миссионерства РПЦ стал поре-форменный период. Государство отменило ряд льгот и послаблений за при-нятие православия, делегировало функции проповедческой деятельности общественным институтам (церковным братствам и миссионерским объеди-нениям). В миссионерском движении РПЦ этого времени преобладали мето-ды просветительского характера. Во главу угла была поставлена идея созда-ния сети миссионерских школ для «номинальных» христиан, обеспечение их национальными кадрами, переводами религиозных книг и организации бо-гослужения на родном языке прихожан причтом из представителей местных народов. Деисламизация местных народов, борьба с усилением влияния му-сульманской общины становятся ключевыми направлениями деятельности миссионерских организаций в Среднем Поволжье.
Во второй половине XIX в. сформировалась казанская миссионерская школа, видными представителями которой являлись: Н.И. Ильминский, Г.С. Саб¬луков, Е.А. Малов, М.А. Машанов, П. Остроумов, Я.Д. Коблов и др. Разработанная и апробированная в Казани система Ильминского с 1870 г. стала основой для учреждаемых правительственных школ для детей креще-ных «инородцев».

Этапным рубежом в истории «противомусульманской» миссии явилась смерть в 1891 г. Н.И. Ильминского. Окончательное свертывание деятельно-сти «противомусульманской» миссии произошло после признания государ-ством права личности на свободу вероисповедания (1905 г.). Православные миссионеры оказались неспособными удержать процесс перехода «номи-нальных» христиан в ислам, найти адекватные способы борьбы с усилением исламского влияния в регионе, утверждения православия среди мусульман. Несмотря на прилагаемые усилия, церковно-самодержавной власти не удалось добиться заметных успехов в христианизации мусульман, повлиять на их этноконфессиональную идентичность. Более существенным результа-том «противомусульманской» деятельности руководства средневолжских епархий и миссионеров явилось формирование негативного образа ислама и татар-мусульман, оказывавшего определенное влияние на восприятие уммы в глазах русской общественности и правительственных кругов, влиявшего на развитие религиозной и национальной политики государства в отноше-нии мусульманского населения империи.
Благодаря осмысленной миссионерской деятельности церкви во второй половине XIX – начале XX вв. удалось добиться определенных результатов в деисламизации «номинальных» христиан, укрепить их в православной религиозной традиции.